Студия альтернативной моды «Озорной квилт» известна каждому жителю наукограда. Коллектив с 25-летней историей успел покорить сердца не только кольцовцев, но и заграничной публики. Неразрывно с названием студии связано имя ее бессменного руководителя и основателя Татьяны Киселёвой. Мы поговорили с главной рукодельницей наукограда Кольцово о начале пути, своем стиле и об исполнении самой главной мечты

— Татьяна Егоровна, с чего начался ваш рукодельный путь?
— Как и у многих других ребятишек, моя любовь к рукоделию идет из детства. В раннем возрасте я научилась шить и вязать. Уже в 10 лет мечтала стать художником по тканям, так как мне нравилось создавать необычные узоры на всем, до чего дотягивалась рука. Как раз тогда у меня появился кумир — знаменитый российский кутюрье Вячеслав Зайцев, а вместе с этим и самая заветная мечта — сфотографироваться с ним. И так с каждым годом уверенность в том, что это мое дело, росла. С юных лет знала — буду модельером!

— Но насколько мы знаем, не всегда все шло по задуманному плану…
— Я побоялась поступать в Институт легкой промышленности (Новосибирский технологический институт, филиал РГУ им. А. Н. Косыгина. — Прим. ред.), потому что для прохождения рисование нужно было сдать на одну единственную оценку — пятерку. А интеллект всегда был в чести, и было решено пойти на такую специальность, как «Библиотечное дело». Но даже там рукоделие меня не оставляло — на парах с девчонками мы умудрялись вязать под монотонные речи преподавателей. После выпуска я даже какое-то время работала по профессии, но все-таки моя любимая деятельность и мечта с детства перетянули обратно.

— Как вы стали преподавателем лоскутного шитья?
— На самом деле все произошло не целенаправленно, а волей случая. У меня тогда трое сыновей были еще маленькими, непоседливыми, и что-то сшить дома было нелегко. Мы как раз уже переехали в Кольцово, где был Центр детского творчества. Тогда я пришла к директору и попросила группу ребятишек, чтобы сшить с ними мягкую детскую игрушку. Сначала это были просто мягкие зверятки, потом они перекочевали в кукольный театр, вместе с которым мы гастролировали по детским садам Академгородка. Позже я устроилась в Биотехнологический лицей № 21 преподавателем трудов. Так и вышло, что рукоделие стало работой.

— Но днем рождения вашей студии принято считать определенную дату — 27 марта 1997 года. Именно тогда она стала существовать официально на бумаге. Что послужило толчком к этому?
— 25 лет назад в Новосибирске весной состоялся Первый (и последний) международный квилт-фестиваль, где собрались мастера не только со всей России, но и из Германии, Финляндии, Америки. Я к тому времени уже успела поучаствовать во многих конкурсах для модельеров, в том числе и от знаменитого журнала «Бурда Моден», поэтому меня пригласили на это крупное мероприятие. Тогда студии еще не было, но мы с моими ученицами из школы собрали костюмы, сколько у нас их тогда имелось, и сделали свой первый показ. В коллекции было много косяков, но за нее мы получили Большую золотую медаль Сибирской ярмарки. А награждать ведь надо кого-то, а у нас — безымянный коллектив… Тогда организаторы заполняли документы и с разбегу назвали нас студией альтернативной моды «Озорной квилт». Произошло это именно 27 марта 1997 года.

— Почему именно такое необычное название?
— Квилт — это то самое лоскутное шитье, которым мы занимаемся. А назвали нас озорными из-за того, что на фестивале мы практически единственные были в таком составе — я и мои веселые ученицы, совсем еще юные девчонки. Уже после этого мероприятия на одном из заграничных фестивалей у меня кто-то спросил: «Почему вы везде называетесь “Озорной квилт”, а имя Татьяны Киселёвой даже не звучит?» Тогда я попробовала обозначить себя как «Студия Татьяны Киселёвой», или что-то в таком духе, но это совсем не пошло, потому что в сознании многих мы и наше веселое название были уже неразделимы.

— С того первого вашего показа с детьми прошло очень много времени. Из-под вашего крыла выпорхнуло много юных рукодельниц. А кто-нибудь из девочек пошел по вашим стопам?
— Некоторые из моих учениц получили специальное профильное образование и стали модельерами. Но вот в таком направлении, в каком я работаю с детьми, к сожалению, ни одной коллеги из девчонок я не приобрела. Поэтому могу сказать, что смену себе я еще не воспитала, чтобы достойно уйти (с улыбкой). Мои когда-то маленькие рукодельницы часто приходят просто так в гости — посмотреть на свои работы, помочь чем-то, и даже приводят на занятия уже своих деток. Когда студии было 25 лет, несколько моих первых учениц приняли участие в показе, а кто-то постеснялся и просто был зрителем.

— Татьяна Егоровна, по вашему мнению, что подталкивает детей заниматься рукоделием?
— Начну немного издалека: основная идея моих занятий — не столько научить детей шить, сколько дать им понять — не надо бояться быть индивидуальностью и творить свое. Мода уходит и приходит, а свой выработанный стиль остается. Многие девчонки приходят в «Озорной квилт» как раз из-за того, что не хотят походить на других и мечтают это выразить через одежду. Конечно, поначалу они боятся быть оригинальными и воплощать в жизнь то, что у них созрело в голове из-за каких-то лишних взглядов. Но я всегда объясняю, что на то, чего еще нет в природе, разумеется, будут оглядываться — это нормально. Зачастую девчонки шьют что-то совсем необычное, но я не мешаю, не рублю корни, только подсказываю. Пусть сами придумывают — это гораздо интереснее, я по себе это знаю.

— А у вас, у опытного модельера, нет страха перед мнением людей?
— Конечно, есть! Вот недавно была премьера коллекции «Тайны Кандинского», и я думала, что сейчас еще скажут «понашила тут»… Когда я только начала работать над коллекцией, после первого отшитого платья и сама думала: «Ой, жуть, как такое можно показывать!». А на втором наряде я уже почувствовала, что живу этим. И, кстати говоря, на показе все прошло отлично, потому что наша российская Ассоциация мастеров лоскутного шитья — это то место, где нет места зависти.

— Под вашим руководством уже не одно поколение ребятишек постигло азы мастерства. А чему вы научились у своих учеников?
— Все коллекции «Озорного квилта» являются совместной работой учениц и меня. Девчонки — это идеи и мое бесконечное вдохновение. У них столько замечательных, даже гениальных решений, они такое придумывают, до чего ни один взрослый не додумался бы (с улыбкой). Вот, например, в каждой коллекции у нас есть котик. И первыми его стали добавлять на одежду как раз девочки. Мы вместе этого пушистого зверька, сделанного в различных техниках, добавляем в самые невероятные места — в коллекции «Шуховская башня», например, он у нас живет прямо на самой Шаболовке.

— Давайте теперь вспомним о вашей главной мечте — встрече с Вячеславом Зайцевым. Расскажите, как она сбылась?
— Долгое время я не могла попасть на его конкурс, а потом на фестивале в Нормандии мне коллеги говорят: «Почему ты все еще не встретилась с Вячеславом Михайловичем?». Меня это подтолкнуло, я осмелилась и поехала со своей коллекцией из веревок «Путанка». Мой детский кумир был в восторге и даже придумал шутку, что главное — это верно поставить ударение в названии (со смехом). Перед объявлением результатов на мастер-классе я подошла к Вячеславу Михайловичу и попросила сделать с ним фото на память, мы немного пообщались, и вот так моя мечта и сбылась. После этого я уже обо всем и забыла, а тут раз — и на награждении мне присуждают первое место в моей номинации на конкурсе у Зайцева, это был неожиданный приятный бонус к моей мечте.

— Татьяна Егоровна, что для вас студия альтернативной моды «Озорной квилт»?
— Это моя жизнь! Это мои самые смелые решения, это слезы от побед моих девчонок на конкурсах, это то, что раскрывает меня, помогает пережить трудные моменты, это дело всей моей жизни!